Бой на калиновом мосту. Смысл Русской сказки.

Русские сказки, если их правильно понимать, очень много могут рассказать нам о мире, в котором мы живём, и по каким законам развивается этот мир. Сказки, былины, мифы, предания – это своего рода настоящая Русская Библия, которая несёт в себе не только заветы правильной жизни, но и в образной форме раскрывает Законы Мироздания. Что и есть – те самые Заветы Бога-Матери (Руси-Матушки), которые дошли до наших дней в более упрощённом варианте с учётом реалий переходного периода.

В сказке «бой на калиновом мосту» рассказывается о переходном периоде во Времени протяжённостью 4000 лет (Эры Овен и Рыб), который является нейтральной зоной между двумя Домами Божьими. Первый Дом – это Дом Бога-Матери (ТриДевятое Царство), Время которого признаёт нули, которые если и дают возможность жить долго (порядка 1000 лет), тем не менее несут смерть (обнуление) и новое рождение. Второй Дом – это Дом Бога-Отца (ТриДесятое Государство), обновляющийся до Дома Бога-Единого, Время которого уже не содержит никаких нулей, позволяя выходить на продолжительность жизни гораздо более 1000 лет.

Этим переходным периодом и является «калинов мост», на котором завязался бой. Что говорит о том, что войдя на территорию «калинова моста», жители ТриДевятого Царства столкнулись с чем-то необычным, непривычным. То есть, с новым типом людей, несущим с собой инстинкты животного мира: укради, убей, отбери, обмани, слукавь и тд. Почему и завязался бой с этими людьми, для которых украсть, присвоить себе чужое имущество, обмануть и тд – это норма жизни. Что было не совсем понятно для людей, прошедших период матриархата во Времени до перехода в Эру Овен.

калинов мост

На первой половине моста было более-менее спокойно, драки случались, но не прям чтоб совсем. А уже начиная с «рождества» (не с зачатия) синагоги (2000 лет назад), в упряжку с которой встало тоже ещё молодое мужское церковное духовенство, на этом «калиновом мосту» завязались бои посерьёзнее, где главным героем оказался Ванюшка крестьянский сын, не дававший новому типу людей взять Святую Русь под свой полный контроль. Сопротивлялся, бился как мог. Три раза (три ночи) Ванюшка выходил биться со змеем на мост, то есть 2000 лет назад, 1000 лет назад и должен выйти в наше время.

2000 лет назад перед Ванюшей явился «змей» с шестью головами (из 12-ти), то есть половина моста пройдена, «змей» окреп, а сам Ванюшка созрел, выйдя из утробы Бога-Матери. Ванюшка оказался проворен, сшиб он змею все шесть голов. На вторую ночь (1000 лет назад: крещение Руси) явился змей с девятью головами. Ванюша хоть и сшиб все девять голов, но: «чудо-юдо ударил – по колено Ванюшку в землю вогнал». Правильнее сказать, это не в землю Ванюшку он вогнал, а в кучу навозную, из которой русский народ уже 1000 лет не может выбраться. А всё потому, что 1000 лет назад из-за ошибок князя Владимира, который не захотел слушать Илью Муромца, школа Бога-Матери окончательно пошла под откос, отчего Закон Бога-Отца по сей день и остаётся для нас чем-то тайным, непознанным, а значит – страшным (зверь, змей, кощей и тд). Хотя есть здесь и обратная сторона. Не зря же почву навозом/помётом удобряют. Чем больше навоза, тем лучше урожай. А вступить в помёт считается хорошей приметой – к деньгам.

В Иркутске массовое отравление вызвали «святые» фекалии на Крещение, — ист.: aquaexpert.ru

А что будет в наше время – Время и покажет. Всё же предсказание Бога-Матери должно сбыться: «Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили. Отстояли Калинов мост…» Финал чего выпадает на 2041 и на 2047 гг, где полностью закрываются врата Эры Рыб.

Очень важно понимать, кто такие евреи. И что вообще означает слово «еврей». Нация? Нет, не нация. Евреи и неевреи – это два типа людей, которых отличает Время, в котором они живут и развиваются. То есть, они живут на разных эволюционных ступенях Времени, почему и очень различаются их желания, поведение, мышление и тд. При этом евреев и неевреев можно так же распределить ещё на несколько групп. Сколько путей во Времени, столько и может быть групп. Апостол Филипп, например, сказал так: «Когда мы были евреями, мы были сиротами, у нас была только мать. Но когда мы стали христианами, у нас появились отец и мать», — евангелие от Филиппа, 6. Что это значит? Когда-то апостолы Филипп, Пётр, Иоанн, Матфей, Фома и другие (тогда они ещё не были апостолами) начали свой путь восхождения к Богу, в Его многоступенчатую систему Времени, на определённом этапе которой открываются врата в жизнь вечную. Куда и захотел попасть Филипп и другие с ним. Но их проблемой тогда являлось то, что они были только в самом начале пути, то есть были евреями, став умными, но пока ещё слабо разумными, на таком же калиновом мосту (4000 лет), о котором говорится в сказке. И вдобавок к тому своего Дома у Филиппа и других с ним тогда ещё не было. Поэтому между ними и жизнью вечной была «утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят», — (Лука, 16:26). А чтобы перейти эту пропасть, нужно, справив новоселье, пройти через женскую систему во Времени, то есть побывать у своей Матери, о чём и сказал Филипп: «Когда мы были евреями, мы были сиротами, у нас была только мать». На что у Филиппа и его друзей ушло 18.000 лет, то есть 9 эр, которые являются большой утробой (как 9 месяцев). Входя в которую еврей пока ещё еврей. А вот при рождении из этой утробы, еврей начинает перерождаться в нееврея. Рождение Филиппа и его друзей произошло в Эре Телец (4000-6000 лет назад). Где началось более плотное знакомство уже не с Матерью, а с Отцом: «Но когда мы стали христианами, у нас появились отец и мать». Чтобы стать 100%-ным неевреем – для этого и требуется пройти все 6000 лет (Эры Телец, Овен и Рыба, 10, 11 и 12 часы). Где и открываются врата в жизнь вечную. Когда еврей пройдёт всё то, что прошёл апостол Филипп, тогда еврей и войдёт в жизнь вечную к Богу Единому (Мать + Отец = единство). Поэтому глядя на хитрые и лукавые дела еврея, нужно при всём при этом держать в голове понимание, описанное выше. Или если вы не любите еврея, тогда не забывайте, что все когда-то были евреями.

путин награждает Берла Лазара«Важно, что еврейские организации России многое делают для сбережения религиозных, национальных, культурных обычаев и традиций предков», — Путин, iz.ru
«Владимир Путин позвал европейских евреев в Россию», — смотреть видео.
«Для еврейского народа Россия столетиями являлась и остается родным домом», — Владимир Путин. newtime-2024.com

Путин приглашает евреев в Кремль«Наши иудейские предки приехали на территорию России во II веке. Славяне появились, как народ, в VI веке», — телеведущий В.Р.Соловьёв (Шапиро), 22.03.2012, youtube.com

круглый флаг израиля«Сейчас в России многие мэры городов, руководители областей и министры правительства – евреи. Это стало нормой», – Берл Лазар.
Израильская газета «Haaretz» от 15.12.2005 года: «Сегодня евреи обладают в России такой властью, деньгами и влиянием, как никогда раньше».

разделитель текста3

БОЙ НА КАЛИНОВОМ МОСТУ
Русская сказка

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Всем хорошо жили, только не было у них детей. Вот раз царице приснилось, что недалеко от дворца есть тихий пруд, а в том пруду ёрш с золотым хвостом. Снится царице, что если она этого ерша съест, то родится у неё сын. Наутро рассказала она царю про свой сон.

Позвал царь рыбаков, велел разыскать тихий пруд, закинуть в него шёлковый невод. Закинули рыбаки невод, и попался им ёрш с золотым хвостом. Обрадовалась царица, кликнула свою любимую подружку, попову дочь, и говорит: — Вели, подружка, приготовить ерша к обеду, да смотри, чтоб никто к нему не притронулся. Стала девушка-чернавка ерша варить, а попова дочь всё у печки вертится.

«Что за рыба такая диковинная?» — думает. Оторвала золотое перышко с левого бока, да и съела. Тут и девушка-чернавка не вытерпела — оторвала перышко с правого бока, да и в рот. А потом царица ерша съела, тарелочку хлебцем почистила. Вот, скоро ли, долго ли, родилось у каждой по сыну-молодцу. У царицы — Иван-царевич, у поповны — Иван-попович, у чернавки — Иван — крестьянский сын. Чернавка — служанка. Стали ребята расти не по дням, а по часам. Как хорошее тесто на дрожжах поднимается, так они вверх тянутся.

К десяти годам богатырями стали — никому с ними не управиться. Силушка по жилушкам бежит могучая, кого за руку хватят — рука прочь, кого за ногу потянут — нога вон. Только друг с другом играть и могли. Вот пошли они раз гулять по саду, увидали громадный камень. Упёрся в него руками Иван-царевич — чуть пошевелил. Взялся за него Иван-попович — на палец поднял. Ухватился Иван — крестьянский сын — загудел камень, покатился, деревья в саду поломал. Под тем камнем — дверь железная за семью замками, за десятью печатями, а за дверью подвал. В подвале — три коня богатырских, по стенам оружие ратное развешано.

Вывели молодцы коней, стали себе оружие выбирать. Каждый себе по сердцу оружие взял. У Ивана-царевича на коне сбруя золочёная, в руках меч золотой. У Ивана-поповича у коня сбруя посеребрённая, в руках копьё серебряное. А у Ванюшки — крестьянского сына сбруя у коня мочальная, в руках дубинка железная. Только подъехали они ко дворцу, ко тесовому крыльцу, выбежала царица, слезами заливается: — Сыны мои милые, напали на нашу страну страшные вороги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей окрест в плен взяли, землю разорили, ближние царства огнём пожгли. —Не плачь, матушка, отстоим мы речку Смородину, не пустим змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались — поехали. Приезжают к реке Смородиной, видят — по всему берегу кости лежат человечьи, всё кругом огнём сожжено, вся земля русской кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках. — Ну, братцы,- говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и дозор нести, не пускать врагов через Калинов мост. Давайте по очереди караул держать. Кинули жребий. Досталось первую ночь сторожить Ивану-царевичу, вторую — Ивану-поповичу, а третью — Ванюшке.

Вот ночь настала. Надел Иван-царевич золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт-пождёт — тихо на речке Смородиной. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится, седло под головой вертится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородиной. А у Калинова моста под кустом Иван-царевич спит-храпит, как лес шумит. Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались — выезжает Чудо-юдо шестиглавый змей.

Бой на калиновом мостуКак дыхнёт на все стороны — на три версты всё огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Рассердился тут Иван — крестьянский сын: — Ты куда со своей лапой на чистый Калинов мост? Размахнулся Ванюшка дубинкой железной — три головы, как кочны, снёс; размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг. Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают: — А что, царевич, как ночь прошла? — Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт-пождёт — тихо на речке Смородиной. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит. Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались — выезжает Чудо-юдо девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей: — Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча: — Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын. — Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет. Рассердился Ванюшка: — Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться. Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочаны капусты, снёс. — Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чуду-юду, роздыху! — Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов у меня одна! Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза. Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья: — А что, попович, как ночь прошла? — Тихо, братцы, только комар над ухом пищал. Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы. — Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать! На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает: — Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — не спите, моего крика слушайте. Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные. Въехал Змей на Калинов мост. Тут конь под ним споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона – по перьям, пса — по ушам.

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешься, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется! Рассердился тут Ванюшка, выскочил: — Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё пожёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат. Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубинкой — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг. Снял Ванюшка пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, покатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит. Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали, Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чюдо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет… Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили. Отстояли Калинов мост…

«Государство это — мы или Хабад?», — схиигумен Сергий.

Источник: russkay-literatura.net

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий